04.02.2014

Убивец

Днесь школьник, говаривают, взялся за отцовский наган и всех расстрелял. Ну, как всех — педагога и шуцмана. У нас тоже был такой школьник, который за отцовский наган взялся. Только он уже не школьник был вовсе, а то ли абитуриент, то ли и вовсе универсант. Но когда он ещё был школьник, был он робкий и затюканный. И настолько был незначительный, что я и имени его теперь не упомню. Но, сколь скоро я принялся о нём рассказывать, называть его как-нибудь нужно, и потому допустим, что звали его Виктор Геннадьевич.

Стоило Виктору Геннадьевичу окончить школу и податься в абитуриенты, как приключились с ним экзамены, к которым следовало готовиться усердно. Папеньке Виктора Геннадьевича до этих экзаменов никакого делу не было, и потому он вёл себя, как вёл всегда — пил. И имел он обыкновение, когда пил, приводить в дом приятелей, которые тоже пили. Напившись вдоволь, папенька начинал шуметь и танцевать дискотеку; приятели — тоже.

В тот день, когда Виктор Геннадьевич готовился к экзаменам, так всё в точности и было: папенька и приятель напилися и принялись шуметь сильно. Виктора Геннадьевича такой перформанс отвлекал, и он попросил немедленно всё прекратить, но папенька и товарищ отказали. Тут, как водится, раздосадованный Виктор Геннадьевич схватился за отцовский наган и всех расстрелял. Там кто-то помер, а кто-то выкарабкался, я уж не упомню, однако Виктор Геннадьевич проследовал в пенитенциарное учреждение употреблять чефир, откуда вскоре вышел другим человек. Или не вышел, хуй его знает — такой уж он был незначительный.

0 шт.:

Отправить комментарий

Интересный текст, например.